Перед самым началом Великой Войны 1914 года, бывший министр внутренних дел П. Н. Дурново подал Императору Всероссийскому Николаю 2-му аналитическую записку, в которой докладывал, что страна к войне не готова, и достаточно точно предсказал ее возможные последствия.
Источник картинки :topkin.ru

Российская Империя, по статистике, занимала место пятой промышленной державы мира. Но, это совершенно не означало, что эту промышленность можно сравнивать с первыми четырьмя. Как показала война с Японией, сыграть на равных даже с ее промышленностью Россия не смогла. Дурново довел до сведения Самодержца что, в преддверие Мировой Войны в Российской Империи даже НЕ ИМЕЛОСЬ точных данных о стратегическом сырье необходимом для производства потребных вооружений. Вольфрам, сера, серный колчедан, свинец, селитра, сколько есть и чего, никто не знал. Академик Вернадский отмечал, что «лишь 31 из 61 необходимого экономике химического элемента добывается и производится в России». Для прояснения ситуации, лучше поздно, чем никогда, 21 января 1915 года была создана «Комиссия по изучению естественных производительных сил России Академика В. И. Вернадского». Сокращенно КЕПС. Результаты работы КЕПС оказались неутешительными – отставание в промышленности было настолько критичным, что это грозило ПОЛНЫМ уничтожением России в течение последующих десятилетий. К примеру, неоспоримым фактом являлось то, что перед 1914 годом швейные иголки не поштучно, а в промышленных масштабах, в мире могли производить только США, Британия, Франция, Германия и Швеция. Им это позволял уровень развития металлургии. Не Российская Империя, ни Австро-Венгрия на такое способны не были. Для сохранения Империи требовалась ЭКОНОМИКА МОБИЛИЗАЦИОННОГО ТИПА, способная в кратчайшие сроки осуществить масштабную модернизацию. Интересно то, что после прихода к власти, большевики тут же открыли ПЯТЬ научно-исследовательских институтов по работе с результатами доклада Вернадского. А за несколько лет довели их количество до двух десятков! И это когда войска Антанты стояли в 150 километрах от Петрограда. Оказывается, «построение экономики на научной основе, впервые в мировой практике» - реальное достижение большевиков. 

Сейчас, да и практически последние 100 лет мы заслуженно гордимся таким понятием, как «Русское Оружие». Но, скажу честно, нашим предкам к началу Первой Мировой Войны гордится было просто нечем. Не было в Мире такого понятия! О чем здесь говорить, если «пехотная 7,62 мм. винтовка образца 1891 года» конструктора С. И. Мосина была ПЕРВЫМ ОТЕЧЕСТВЕННЫМ образцом всех ружейных систем, поступивших когда-либо на вооружение Русской Армии. И то, получившие откат от конкурента, бельгийского изобретателя Нагана, генералы из приемной комиссии, умудрились выплатить иностранцу громадные «патентные» за «внесенные дополнения», заключавшиеся в патронной обойме и системе заряжания. Так что на Западе до сих пор именуют эту винтовку Наган-Мосин. Чтобы обиднее было. До этого момента Русская Армия вооружалась поочередно винтовками Терри-Нормана образца 1866 года, Карле образца 1867 года, Бердана №1 образца 1868 года, Альбини-Баранова образца 1869 года, Крнка образца 1869 года, Бердана №2 образца 1870 года, Гра образца 1874 года, Гра – Кропачека образца 1874/85 годов, Веттерли образца 1870/87 годов. Да и в 20 веке мало что изменилось. На вооружение русской армии принимались револьверы Нагана, Галана, Лефоше и Смита-Вессона. Ручные пулеметы Мадсена 1902 и 1916, Льюиса 1915, Кольта-Браунинга 1895-1914, Гочкиса 1914 и Шоша 1915. Станковые пулеметы Максима 1910, Гочкиса 1915 и Виккерса 1909. Митральезы Гочкиса. Орудия Кане, Норденфельда, Виккерса, Шнейдер, Гочкиса, Круппа, «Ковентр Орднансе Уоркс» и даже японские орудия «Тип 38». Минометы Батиньоля.                        

После поражения в русско-японской войне мобилизационные склады оказались опустошены. К августу 1914 года успели накопить, после японской катастрофы, лишь 4.629.737 винтовки Мосина. В предвоенные годы в Российской Империи тупо не хватало мощностей для их производства! Деньги решили потратить на возрождение Флота, что для Континентальной Державы было решением более чем спорным. С момента изобретения морских мин, оба основных флота РИ с начала войны оказывались запертыми в Финском Заливе и Черном Море, охраняя по факту сами себя. Но, военно-морское лобби оказалось мощнее армейского... Так что средства на переоборудование оружейных заводов выделили ТОЛЬКО в конце января 1914 года. А к замене станков приступили лишь в марте 1914 года. В 1914 году русская промышленность произвела 132.844 винтовки. Что для современной войны не обеспечивало и МЕСЯЧНОЙ потребности фронта в 500.000 штук. Диким напряжением сил в 1915 году произвели уже 733.017 винтовок, призвав на службу 5.000.000 человек! Получилось, что в тылу «сидели» миллионы военнослужащих, которых просто не с чем было отправлять на фронт! Расхожая либеральная байка о «одной винтовке на двоих», она не про 1941 год, а про 1915… 

За время 1-й Мировой Войны Российская Империя всего сумела произвести 3.300.000 винтовок. И закупило за границей 3.700.000 штук. Дичайшее состояние  промышленности Российской Империи характеризует тот факт, что на вооружении армии состояло 9 РАЗНЫХ систем винтовок. При 7 РАЗНЫХ типах патронов. Австрия (как и США) за это же время произвела 3.500.000 винтовок. А Германия – 8.547.000 винтовок, ЧТО ПРЕВЫШАЛО ПРОИЗВОДСТВО России в 2,59 РАЗА!                                                                                                                      Нужно сказать, начало войны было не удачным. И дело не в непосредственно Армии. Русский солдат был храбр, вынослив и упорен. Регулярный офицерский корпус обучен, бесстрашен и верен. Но для войны 20 века этого оказалось недостаточно. Во время маневренных боев 1914 года русские воевали вполне сносно. После того, как фронт стабилизировался, войска с трудом, но все же сдерживали натиск немцев. Раз за разом те прорывали фронт, но раз за разом подкрепления русских под защитой гимнастерок их останавливали. Катастрофа произошла в начале мая 1915 года, и называлась она «Горлицкий прорыв». Фронт рухнул. Рухнул от того, что у русской армии просто кончились боеприпасы. И если патронов не хватало повсеместно, то снарядов на батарею полагалось 10 штук на 1 день боя! Это в начале сражения. Через несколько дней они кончились ВООБЩЕ!!! Немцы и австро-венгры просто затаскивали артиллерию на возвышенности, и как на учениях, попивая кофе, безнаказанно расстреливали противника. Контрбатарейные действия русских заключались в создании отрядов стрелков-смертников, усиленных пулеметами. Которые пытались вывести вражеских артиллеристов из строя. Иногда им это удавалось. Потери были чудовищными… В сражение при Краснике в конце августа 1915 года русская артиллерия впервые в Истории не сделала НИ ОДНОГО выстрела. Понятно, что битва была проиграна австро-венграм вчистую. Из-за «снарядного голода» русским пришлось оставить территорию Польши. Ситуация стала практически безвыходной – начали заканчиваться уже и патроны. А главное, ВИНТОВКИ

Источник фотографии: topwar.ru

На фронте солдатам не хватало оружия. Именно этот момент можно охарактеризовать фразой «одна винтовка на троих», а уж никак не ВОВ, когда производство вооружений даже в 1941-1942 годах немного перекрывало потребности фронта. Со снарядами был дефицит до середины 1942 года, но все же они были. В 1-ю Мировую в тылу без дела сидели громадные массы людей в военной форме, которых просто не чем было вооружать. От отчаяния, со складов выгребли все старые винтовки Бердана. Советом Обороны всерьез рассматривался вариант вооружения солдат в окопах алебардами и топорами! Потребность же за первые ТРИ года войны составила 17.700.000 винтовок. ВСЕГО закупили и произвели 5.950.148 винтовок. За границей, во Франции, США, Японии, Италии разместили заказы на 5 миллионов винтовок, но поступать массово они стали лишь в 1916 – 1917 годах. Всего было закуплено за границей 3.700.000 винтовок.  Состояние российской промышленности по сравнению с другими участниками Войны, было просто чудовищным. К концу 1915 года ситуация стала катастрофической. Дошло до того, что в Японии было закуплено 200.000 ручных топоров и 1 миллион лопат для оснащения Армии. 11 августа 1915 года глава российского МИДа Сазонов сообщил японскому послу Итиро Мотоно, что Россия готова пойти на уступки Японии на Дальнем Востоке, в обмен на 1 миллион винтовок. Речь шла о передаче Японии южной части КВЖД. Премьер Окума Сигэнобу, основатель компании «Митсубиси», нахально предложил вообще «взять на себя охрану русских владений на Дальнем Востоке, чтобы Россия могла перебросить свои части на западный фронт». Де-факто это означало фактическую оккупацию Дальнего Востока России. Русские отказали. Тем не менее в сентябре 1915 года подписали контракт на 150.000 винтовок и 84 миллиона патронов. В то время на вооружении Японской Императорской Армии стояли винтовки двух видов – «Арисака тип 30» (в русском варианте «образца 1897 года»), с которыми японцы воевали против русских в войне 1904-1905 годов. И усовершенствованной «Арисака тип 38» (в русском варианте образца 1905 года). Обе модели, как и американский «Спрингфилд М1903» были лицензионными производными от знаменитого немецкого «Маузера 1898». К японским винтовкам, как и к немецким, полагался длинный штык клинкового образца. Конечно же, первыми в Россию были отправлены устаревшие «арисака тип 30». Сначала оплата производилась через британские банки, но вскоре Япония потребовала платить золотом. К октябрю закупили 672.400 «арисак». До осени 1915 года других иностранных винтовок в Российскую Империю не поступало. Правда, британцы тоже перепродали России 128.000 закупленных у страны восходящего солнца «арисак». К весне 1916 года целые две армии 6-я и 12-я были полностью укомплектованы японскими винтовками. 

  Весь Российский Военно-Морской Флот тоже был перевооружен, по мере их поступления, на «арисаки». Именно поэтому у петербургских коллекционеров штык-ножи к японским винтовкам не считаются чем-то экзотическим. Все же «трехлинейки» были в срочном порядке отправлены в 1915 году на фронт. Что и понятно, для Флота это было более чем вспомогательное оружие. В 1916 году Россия выплатила Японии 300 миллионов золотых рублей, что составило более ПОЛОВИНЫ доходов японского бюджета за этот год! Всего самураи поставили Российской Империи за годы войны 820.000 винтовок и 800 миллионов патронов. Даже Временное правительство продолжало эти закупки. Тут нужно сказать, что образ матроса-балтийца, устанавливающего повсеместно Власть Советов, в реальности несколько отличался от вошедшего в Историю. Никаких трехгранных штыков, которые мы ПОВСЕМЕСТНО видим на картинах и плакатах на тему Октябрьской Революции, и в помине не было. И даже современники, воочию наблюдавшие события 1917 года, с каким-то непонятным упорством изображали революционного моряка в одном-единственном каноническом образе. В черном бушлате, крест-накрест перевязанном пулеметными лентами, с «Маузером К96» на боку и «мосинкой» с трехгранным штыком в руках. В жизни же матросы поголовно были вооружены японскими винтовками «Арисака» с клинковым штыком. Пулеметные ленты носили крест-накрест только расчеты станковых пулеметов. Основная масса бойцов была оснащена специальными «штурмовыми подсумками флотского образца» носимыми через плечо «слева-на-право». Была зима, и Флот давно перешел на зимнюю форму одежды, а посему, на берегу моряки поголовно ходили в шинелях. Бушлаты полагались им лишь для собственно корабельной службы. И шинели эти были темно-серого цвета. Как и внеслужебные тужурки серо-голубого цвета у офицеров (с 1886 года). Знаменитое на весь Мир черное обмундирование Флот начал получать лишь в 20-х годах, уже при Советах. Комсостав Флота получил черные тужурки лишь в 1920 году. А в сентябре 1921 года Реввоенсовет Республики утвердил черную тужурку как парадную форму одежды вплоть до введения мундиров в 1943 году.                                            

 Кроме этого, «арисаками» вооружили еще одну Гвардию Октябрьской Революции - Латышскую Стрелковую Дивизию. Она была создана в ноябре 1916 года (35.000 стрелков с 1.000 офицеров, в запасном полку – 10.000-15.000 человек). Командующий Северным Фронтом генерал от инфантерии В. А. Черемисов в начале октября 1917 года прислал из 12-й Армии для охраны большевистского штаба - Смольного Сводный Латышский Полк. В его составе было 10.000 латышей, ни слова не понимающих по-русски и выполнявших приказы только своих командиров. Так что, и Латышские стрелки охраняли Смольный именно с этим оружием в руках. С ним же «перевозили» Советское Правительство в Москву, с ним же «давили» эсеровский мятеж летом 1918 года. И с ним же провоевали всю Гражданскую войну. Патронов и винтовок родом из Страны Восходящего Солнца РККА хватало с избытком, ими даже смогли поделиться с союзными формированиями батьки Махно.

Автор текста: Кирилл Перемет.


Сообщения из Facebook



Коментарии