Президент США Дональд Трамп поднял вопрос о возможности возвращения России в G-7 – «Большую восьмерку». Уже одно то, что глава американского государства заговорил об этом, свидетельствует о масштабных переменах в политической стратегии «коллективного Запада». Но к чему эти перемены могут привести?

История «Группы семи», или «Большой семерки», уходит своими корнями в 1970 годы, когда возникла потребность в консолидации и плотном взаимодействии наиболее развитых в экономическом отношении стран мира. Инициатива исходила от президента Франции Валери Жискар д’Эстена, который и собрал в 1975 году глав шести государств – США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и Японии. В 1976 году к встречам присоединилась Канада. Так сформировалась «Большая семерка».

Распад Советского Союза и отказ России от коммунистической идеологии способствовал относительной нормализации отношений между нашей страной и Западом. В то время США и европейским государствам казалось, что Россия уже не будет представлять серьезной угрозы формируемому миропорядку, но, учитывая территориальные размеры России, наличие ядерного оружия, экономические возможности и природные ресурсы, на Западе сочли целесообразным интегрировать Россию в состав «Большой семерки». Эта интеграция происходила поэтапно, в течение 1990-х – начала 2000-х годов. «Большая семерка» превратилась в «Большую восьмерку».

Конечно, Россия никогда полноценным участником группы не была, учитывая специфику отношения к нашей стране со стороны западных государств. Тем не менее, без участия России консультироваться по ключевым мировым событиям, вырабатывать какие-то решения было бы невозможно. Поэтому западные лидеры мирились с присутствием нашей страны в составе клуба самых развитых держав.

Хотя к началу XXI века уже было понятно, что клуб не отражает текущую мировую ситуацию. Например, в нем не участвует Китай. Да, в 1975 году, когда «Большая семерка» только создавалась, Китай был аграрной страной с господством маоистской идеологии. Но ведь сейчас ситуация изменилась в корне. Неужели Италия или Канада более развиты и влиятельны, чем Поднебесная? В любом случае, присутствие России хоть как то создавало впечатление об охвате «Большой восьмеркой» не только США и их союзников, но и других стран мира.

Но в 2014 году, после событий на Украине и воссоединения с Россией Крымского полуострова, участие России во встречах группы было прекращено. «Большая восьмерка» снова стала «Большой семеркой». Но спустя пять лет Запад, судя по всему, почувствовал некий дискомфорт от отсутствия возможности диалога с Россией в рамках этого клуба. Иначе как объяснить позицию Дональда Трампа?

У Дональда Трампа вообще очень странное отношение к России и Путину. С одной стороны, Трамп, как глава американского государства, обязан демонстрировать максимальную жесткость в отношении Москвы. Но Трамп искренне симпатизирует Путину: ему, популисту с явным правым уклоном, импонируют и стиль российского президента, и многие его действия. И, конечно, Трамп понимает, что без возвращения России в «Большую восьмерку» не удастся решать многочисленные проблемы.

Но у Трампа нет каких-либо четких предложений по возвращению России в состав «Большой восьмерки». Хотя он мог бы выдвинуть и определенные требования к Москве, добиваясь их выполнения. Слова Трампа о возможности возвращения России в «Большую восьмерку» без выдвижения каких-либо конкретных условий могут быть рассмотрены и как готовность США смириться с воссоединением Крыма с Россией – главным козырем антироссийских сил на Западе.

Несколько иной позиции придерживается канцлер ФРГ Ангела Меркель. Она заявила, что пока не видит продвижений, позволяющих говорить о ликвидации тех причин, которые в 2014 году способствовали уходу России из «Большой восьмерки». Речь идет о Минских договоренностях, которые, по мнению Меркель, выполняются не с должным успехом.

Однако позиция Германии может еще и измениться, учитывая, что из всех серьезных европейских государств Германия в настоящее время находится в наибольшей зависимости от сотрудничества с Россией. Например, тот же проект «Северный поток-2» представляет стратегическую важность как для Российской Федерации, так и для Германии. Так что слова Меркель на фоне позиции Макрона и Трампа не стоит воспринимать однозначно. Все еще может поменяться, особенно в процессе консультаций германских властей со своими французскими коллегами.

Совсем другая ситуация с Великобританией. В Лондоне занимают наиболее жесткую антироссийскую позицию. Хуже к России относятся только режимы Польши, Украины, Прибалтики, но они, к счастью, не оказывают никакого влияния ни на «Большую восьмерку», ни на экономическую и политическую ситуацию в Европе. Новый премьер-министр Великобритании Борис Джонсон унаследовал антироссийскую линию своих предшественников на посту главы кабинета министров.

Борис Джонсон отметил, что пока не видит оснований для возвращения России в «Большую восьмерку». Британский премьер перечислил многочисленные «грехи» России – историю с отравлением Скрипалей, химическое оружие, гражданскую войну на Украине, некие провокации, которые Россия якобы осуществляет по всему миру. Все эти факторы, с точки зрения британского премьера, являются препятствием для возвращения России в формат G8. 

Возвращение России в «Большую восьмерку», если оно состоится по инициативе Трампа и вопреки мнению англичан, немцев и, вероятно, канадцев, будет свидетельствовать о том, что Вашингтон ни во что не ставит своих союзников и партнеров и является безусловным лидером западного мира, способным диктовать свои условия и не обращать внимания на точку зрения собственных же союзников. И, похоже, Трамп уже зашел действительно далеко, раз о позиции американского президента стало известно мировой общественности.

Теперь отступать поздно – если Трамп и Макрон откажутся от своих слов, то продемонстрируют слабину, если не откажутся, то продемонстрируют пренебрежение позицией союзников. Единственный выход из этой ситуации – срочно придумать какие-то требования и выдвинуть их Москве. Причем требования могут быть заведомо невыполнимыми, например – возвращение Крыма Украине. Россия на выполнение таких требований не пойдет и тогда Запад сможет сказать: вот Трамп как миротворец заботился о мире, стремился к диалогу, но Путин опять от него отказался по собственной инициативе.

Эксперты считают, что между странами «Большой семерки» наметился уже не просто политический кризис, а настоящий раскол. Например, член молодежной ассамблеи Совета безопасности ООН от РФ Юрий Сергеевич Самонкин охарактеризовал состоявшееся заседание настоящим провалом западной политики. Президент АНО "Евразийского Института Исследований и Поддержки Молодёжных Инициатив"  в интервью корреспондентам портала «ПолитРоссия» отметил, что, скорее всего, это был последний саммит в истории G7.

«Раньше G7 имела более перспективное стратегическое и геополитическое направление деятельности из-за  присутствия в составе организации России. После исключения России бывшая «Восьмерка» начала деградировать, поскольку консенсуса в вопросе принятия международных отношений попросту нет»,заявил эксперт.

По словам специалиста, наметившиеся торговые противоречия вскрыли истинное положение дел на Западе.

«Учитывая нынешнюю торговую войну между США и Евросоюзом, говорить о том, что у этой организации есть какое-то будущее – большая ошибка. Саммит «Большой семерки» показал провальную внешнюю политику Запада, представители которого якобы собрались для решения глобальных геополитических задач. Политики пофотографировались вместе, чтобы показать мировой общественности, что все хорошо, однако на самом деле это было самое провальное заседание за всю историю данной организации. И мне кажется, что это был последний саммит, формат G7 в перспективе изживет себя. Будущего, на мой взгляд, у «Большой семерки» просто нет», резюмировал Самонкин.

Таким образом можно сделать следующие выводы: сама концепция «Большой семерки» к настоящему времени является абсолютно устаревшей, не отражающей реального положения, реальных раскладов в мировой политике и экономике. Она формировалась в годы Холодной войны, в условиях биполярного мира, как коалиция западных государств с похожими экономическими и политическими моделями организации общественной жизни. 

Сейчас ситуация в корне изменилась. Мир стал многополярным, но «Большая семерка» остается все той же, не демонстрирует той гибкости и вариативности, которая так нужна в современном мире. Ну не странно ли это, что Япония в G7 есть, а Китая нет. Италия есть, а Индии нет. И это не говоря уже о том, что есть и другие центры силы, в том числе региональные – те же Пакистан, Турция, Саудовская Аравия оказывают на целые регионы мира куда большее влияние, чем Италия, Япония или Канада.

Поэтому если Россия не вернется в «Большую восьмерку», она ничего не потеряет. Российское руководство это прекрасно понимает и не реагирует на слова Трампа и Макрона каким-то бурным образом. Тем более, что уже очевидно – Запад все больше нуждается в России, а Россия все меньше нуждается в Западе.


Юрий Самонкин специально для WorldRussia.com. 

Данный материал публикуется на дискуссионной основе. 


Основной источник информации: 

https://pravdoryb.info/nuzhno-li-rossii-vozvraschenie-v-bolshuyu-vosmerku.htm

https://politros.com/125318-u-g7-net-budushego-ekspert-rasskazal-o-poslednem-v-istorii-semerki-sammite


Сообщения из Facebook



Коментарии