Можете быть уверены, что американцы совершат все глупости, которые смогут придумать, плюс еще несколько таких, какие и вообразить невозможно.

Шарль де Голль.

Американцы безумно любят победы, даже над  самым слабым противником. Любимая их тактика заключается в понятии «3Б» - Безнаказанный расстрел Безоружных с Безопасного Расстояния.

Интересно получилось с Филиппинскими островами. В 1941 году их защищали войска союзников силами более 151.000 штыков. Задача перед подданными Хирохито стояла не из легких – только остров Лусон имел площадь 100.000 км. квадратных. Всего в филиппинский архипелаг входило 7.000 островов. Японцы атаковали с Формозы силами 14-й армии генерал-лейтенанта Масахиру Хомма, 8 декабря имея чистое преимущество в силах -33%. То есть, именно атакующих было на 1/3 меньше, чем оборонявшихся - около 100.000 (часть сил двух пехотных дивизий, одной резервной бригады, 4-го и 7-го танковых полков и проч.). Формоза находилась достаточно далеко, и редкие летчики-истребители могли прикрывать рейды бомбардировочной авиации Японии. Но, самураи 8 декабря 1941 года отлично справились. 11 декабря бомбардировку повторили. Разбор полетов при атаке на базы Кларк и Иба был приведен выше.

Самураи 7 декабря 1941 года бодро взяли Батан. Американцы отдали его вообще без боя. 9 декабря – Камигуин. После этого нападавшие перешли к Лусону. Первая высадка стартовала 10 декабря, а уже 22 декабря началось генеральное наступление 14-й армии в заливе Лингаен. В этот же день произошло первое танковое сражение на данном ТВД – устаревшие японские легкие танки «Ха-Го» (7,4 тонны, броня 12мм, орудие 37мм.) из 4-го полка уничтожили подразделение новейших американских легких танков «М-3» (12,7 тонн, броня 38мм., орудие 37мм.) 192-го отдельного танкового батальона. Очень быстро, через 3 дня, 24 декабря 1941 года, войска союзников, имея серьезный численный перевес, начали спешную эвакуацию на полуостров Батаан. Батаан этот отгораживает Манильскую бухту от Южнокитайского моря. В гористой местности, поросшей джунглями, японцы не могли применять свои проклятые «имперские» мега-танки. На полуострове находились артиллерийские и зенитные батареи союзников. В середине входа в бухту – укрепленный остров-форт Коррехидор, где в подземных тоннелях обосновался штаб самого Макартура, склады и госпитали. Подготовились американцы к войне крайне серьезно.

Но, 2 января 1942 года японцы взяли столицу Манилу. После этого самураи особо не напрягались. В середине января они тотально ослабили группировку. Сняли с направления 5-ю авиагруппу, и перебросили ее в Голландскую Ост-Индию, навести там порядок. 4-я авиабригада отправилась на Тайвань, а оттуда – в Бирму. Боевая 48-я пехотная дивизия была заменена на «гарнизонную» 65-ю бригаду. Оставшихся сил хватило – в течении 1 месяца самураи, ведя перманентные бои, захватили большую часть Лусона. 22 января союзники отошли на вторую линию обороны. По здравому размышлению, буси перебросили войска на Борнео и в Индонезию, оставив на Филиппинах 1 (ОДНУ) пехотную бригаду! Присматривать за противником. Более 100.000 союзников, под командованием героического Макартура, не раскатали малочисленные японские части в тонкий блин, вернув себе Филиппины. Нет. Они тупо ждали, когда самураи вернутся, и прикончат их, докладывая в Вашингтон о великих победах. У японцев были свои понятия о соотношении сил, и что с этими силами можно сделать. Командование обвинило генерала Хомму «в нерешительности», и отозвало. Его в феврале 1942 года заменил знаменитый «Тигр Малайи» Томоюки Ямасита. Под его недреманным оком сыны Аматерасу Амиками вспомнили в марте о союзниках, тихонько сидевших 4 месяца на полуострове Батаан. Собрались, и с 28 марта, подбадриваемые своими нездоровыми фантазиями, начали над ними жестко доминировать. Понимая, что за него взялись, таки уже всерьез, 11 марта с острова Коррехидор героически бежал на торпедном катере в Австралию американский Командующий, Фельдмаршал Филиппинской Армии Дуглас Макартур. Как было объявлено, «доблестно отступил морем, что было сопряжено со смертельной опасностью». Семью и штаб он прихватил с собой. Вместе с Командующим «отступили» золотой и серебряный запасы Филиппин. И личный запас хороших сигар спецгрузом. Тут все понятно – «спас запас». Умничка. За это его в День Смеха, 1 апреля 1942 года наградили Высшей наградой США – Медалью Почета Конгресса! А, брошенных подчиненных радушные самураи наградили знаменитым «Батаанским маршем смерти» по филиппинским красивым ландшафтам (около 10.000 погибших). Командовал этим зверским парадом уже Ямасита. Вскоре его на посту командующего сменил лучший гольфист японской армии Сигэнори Курода. Но, в сентябре 1944 года он всех задрал сооружением полей для гольфа где ни попадя, лихой Ямасита вернулся, и возглавил оборону Филиппин. Вместо спортивных объектов сыны Ямато принялись усердно возводить укрепления. Сделать с ним американцы ничего не смогли - в результате активной обороны город Манила был стерт с лица земли, но победить самураев так не удалось. Гарнизон Филиппин сложил оружие 2 сентября 1945 года только по приказу Императора, после того как русские победили Квантунскую армию.

5 мая 1942 года японцы высадились на Коррехидоре. Американцы отбивались просто героически – их командующий Джонатан М. Уэйнрайт предложил свою капитуляцию на следующий же день, 6 мая. Не выторговав ничего, 8 мая он отдал приказ на безоговорочную сдачу всех своих войск. Всего на Филиппинах погибло и попало в плен до 127.000 союзников (12.000 убитых, 15.000 раненых, 100.000 пленных). Японцы потеряли порядка 9.000 убитыми, 15.000 ранеными и 10.000 больными.

После Второй Мировой Войны страны-победители организовали Токийский трибунал, дабы судить подданных кровожаждущего  Хирохито. Сам Император и его Семья были выведены из-под ответственности американцами. Хирохито – им оказался полезным. В Трибунале участвовало много стран – СССР, США, Британия, Голландия и прочие. Даже  Китай, участвовал в трибунале. Интересно, что вся ответственность за проведение Суда лежала не на Правительствах стран-победительниц (как в Нюрнберге). А, лично на Командующем оккупационными силами в Японии, старине Макартуре. Такая вот закавыка. Главным обвинителем от США был Морган. А, Координатором процесса – Арнольд Тейч. Который неожиданно оказался… одноклассником Макартура. Этот юрист постоянно (2 года) курсировал между обвинителями из разных стран, кроме одного – представителя СССР И. М. Зырянова. Японцы подсчитали, что со своим однокорытником Тейч встречался в 23 раза чаще, чем любой из его, однокорытника, подчиненных генералов. Оказалось, что разобиженный Макартур составил личный список японских военных, которых нужно срочно терминировать. В перечень сей входило 11 фамилий. Включая, естественно, так напугавшего его «Тигра Малайи» Томоюки Ямаситу. А, за одно и «нерешительного» Масахиру Хомму. Тейч очень посодействовал «родному сердцу». Обоих самураев казнили. Того, кто сильно напугал маршала, Ямаситу, повесили как шпиона. А менее проштрафившегося Хомму расстреляли как солдата. Интересно, что зная о своей участи заранее, эти два самурая, в отличие от остальных подсудимых (которые выглядели как старые несчастные рикши), являлись на заседания в отутюженной форме с подшитыми белыми подворотничками, с полным комплектом орденских планок. Стойкого же Уэйнрайта никто не вешал, его освободили из японского плена русские. Уэйнрайт оказался самым титулованным американским военнослужащим, попавшим к хирохитовцам в плен, за что удостоился конечно же высшей награды США – Медали Почета Конгресса, и чина «четырехзвездного» генерала. Честно заслужил героической двухдневной обороной острова-форта. Ведь 2 дня – это очень долго. Это целых 48 часов. А, в минутах и секундах – цифра просто устрашающая!

Автор текста: Кирилл Перемет


Сообщения из Facebook



Коментарии