Взял интервью у Политолога, кандидата филосовских наук заместителя директора Центра социальных и интеграционных исследований - Владимира Киреева.
Источник Фотографии: publicdiplomacy.su

Дмитрий: - Добрый день, Владимир! Как мы знаем, сейчас в Белоруссии не так спокойно, как хотелось бы. Продолжаются аресты и задержания участников беспорядков в поддержку Тихоновской. За лидерами протестов стоит Запад и США. За счёт чего удалось переломить противостояние в Минске и всей республики в целом?

Владимир:-Ситуация в Республике Беларусь начиная с лета 2020 года была очень экстремальной. Противостояние в обществе носило очень серьёзный характер: части общества нацеленные на сохранение существующего курса и те, кто всеми силами хотел снести существующую структуру власти и, в немалой степени персонально президента, были нацелены очень жёстко, радикально и в плане риторики и в плане конкретных действий, практики уличной борьбы.
С самых первых часов противостояния противники власти применяли насилие, провоцировали гражданский конфликт, совершали нападения на представителей власти и лиц, которые были знаковыми сторонниками существующего политического порядка.

Сама структура протеста, как это и бывает во всех современных политических противостояниях, очень разнородна. Объединились очень разные группы и люди очень ситуативно. Для одной цели - убрать ныне действующего президента, что делать дальше со страной как обычно и бывает сегодня никто не задумывался.
Несмотря на то, что сами протестующие имеют неоднородные внешнеполитические и, скажем так, геополитические предпочтения, силы, стоящие за протестами, были связанны с коллективным Западом. А точнее — с восточноевропейскими претендентами на гегемонию в регионе. Так, в случае с Белоруссией, это даже не Германия и США (как в случае Украины), а Польша и Литва. Что и показала дальнейшая судьба лидеров протеста, которые в лице Светланы Тихоновской, Валерия Цепкало и Павла Латушко перебрались поближе к своим вероятным спонсорам.
Стоит сказать, что белорусская власть проявила желание удержать ситуацию под своим контролем. Не было ни минуты, когда бы система в целом и первые лица республики проявили слабость и сомнение в своей способности удержать ситуацию, чем они разительно отличаются от своих коллег в Киеве в 2014 году.


Собственно, поэтому и удалось удержать положение в нескольких шагах от катастрофы, не допустив перехода к обрушению ситуации. Вся силовая система работала, порой, на пределе человеческих возможностей, но и силовикам и гражданским служащим удалось сохранить контроль над ситуацией. И это однозначно достижение конкретных людей, и в огромной степени персонально Лукашенко.


Что бы было в случае смены власти — предсказать сложно, но очень вероятно через пару лет Белоруссия превратилась бы в ещё одну “свободную демократическую” страну восточной Европы наподобие Молдавии, Украины, Литвы и Румынии.


Дмитрий:-После последних событий связанных с задержанием Протасевича и объявленных санкций запада, пошла дополнительная нагрузка на Белоруссию. Сейчас экономика республики испытывает колоссальное давление, есть ли у Александра Григорьевича и его команды план выхода из этой ситуации?


Владимир: -Сложно ответить, есть ли план выхода из действительно критически опасной ситуации, в которую попала Республика Беларусь у правительства и персонально у Александра Григорьевича. Но очевидно, что это дееспособная команда, способная решать сложные задачи и находить выход из критических ситуаций. Стоит отметить, что в отличие от многих постсоветских стран белорусское государство — это эффективный механизм решения вопросов, стоящих перед обществом.


Оно не ограничивается имитационными решениями «лишь бы ничего не делать на самом деле». Но переориентироваться на новые рынки всё же придётся. Задача эта не простая: Беларусь последовательно теряет рынки сбыта своей продукции. А это экспортно ориентированная республика. Заменить рынки ЕС и Украины — задача не из лёгких, особенно в условиях продолжающегося мирового экономического кризиса, усугубляемого ситуацией с COVID 19.


Но это создаёт и условия для новых направлений развития страны. Переориентация на Китай, страны Латинской Америки, Ближний Восток — направления не новые для белорусской стороны, открывают и новые возможности для экономики, повышая место Республики Беларусь в мировом распределении труда. Однако в краткосрочной перспективе решить вопрос без поддержки России вряд ли удастся. Отсюда и визит Лукашенко в Санкт-Петербург, состоявшийся на днях, для встречи с президентом Путиным.


Россия, под руководством Владимира Владимировича, не однократно заявляла о готовности помочь Белоруссии, в том числе в экономическом аспекте, если возникнет такая необходимость. Много раз это уже происходило, и мы думаем произойдёт снова. Надеемся сложности только приведут к сближению России и Белоруссии в рамках Союзного Государства, а также и в формате других площадок, таких как ОДКБ и ЕАЭС.


Дмитрий:- Владимир, как вы думаете: в свете упадка отношений и противостояния с украинской властью, состоится ли историческое признание Крыма российским регионом, руководством Белоруссии, если в ближайшее время Александр Лукашенко посетит Крым?


Владимир: -Беларусь под руководством Александра Григорьевича Лукашенко очень ревностно оберегала свою независимость в принятии решений, не желая становиться придатком Российской Федерации. Не могу судить, насколько эта позиция была обоснована и выгодна обеим странам. Но ценность такой позиции в настоящее время для Белоруссии критически снизилась, превратившись в пустую формальность.


При ныне существующем предельном обострении отношений с Западом, а, как следствие, и с Украиной, торговать с ними уже не представляется возможным в прежнем объёме. Так что и ценность от «особой позиции» по Крыму становится всё меньше. Однако означает ли это автоматическое признание российского статуса Крыма Минском — вопрос не однозначный в силу уже описанных принципиальных позиций Белорусского руководства.


Дмитрий: - На фоне обострения противостояния Белоруссии с Западом и ЕС в целом, будет ли Минск более плотно участвовать в развитии ЕАЭС и Союзного государства с Россией?


Владимир: -Республика Беларусь в гораздо большей степени, чем Российская Федерация была заинтересована в союзной интеграции. Именно Минск во многом был драйвером этих процессов и в организационном и информационных аспектах. Были разные периоды взлёта и падения центростремительных процессов в наших странах, но на данном этапе Минск и Москва взаимно заявляют о своём интересе к проекту Союзного государства. Однако на пути более тесной интеграции лежат несколько проблем. Это и различный характер экономик двух стран - преимущественно рыночный в РФ и сохраняющий значительные черты социалистической экономики у РБ. Это и разница в масштабах и опасения у элит раствориться в составе нового государства.


Никто не отменял и такого аспекта, что государственные машины по-прежнему во многом имитационно решают вопрос о сближении — есть и проблема противодействия со стороны прозападных элит в обеих странах. Наконец, есть усталость людей от риторики интеграции, не верящих, что когда ни будь будут достигнуты, в конкретные результаты от объединения двух стран.


Дмитрий: -Владимир, как вы думаете: какой нужен импульс сейчас в России для развития импортозамещения и увеличения товарооборота с Белоруссией?


Владимир: -Необходимо, прежде всего, новое качество политического класса, управленческих элит в России. Те, что сейчас есть, привыкли извлекать ренту из своего привилегированного положения, не делая ничего на самом деле, помимо имитации.


То есть необходимы не только компетентные элиты, но и мотивированные достичь реального результата, чем бы они ни занимались. Все объективные условия для роста экономики в России, формирования нового качества граждан, улучшения условий жизни, внешнеполитического влияния у России есть. Но российский политический класс, как футболисты национальной сборной, не имеют одного важного аспекта - они не хотят выигрывать.


То есть имеются деньги, ресурсы, компетентные управленцы и игроки, но совершенно нет желания играть и побеждать. А деньги, кстати, как политики, так и игроки национальной сборной, получают вне зависимости от результата и намного больше своих более успешных западных коллег.
Пока эта ситуация не исправится, не видеть нам побед. Ведь политические и экономические победы не рождаются сами собой, как тает вода под


солнечными лучами. Победы и достижения в человеческом обществе совершаются самими людьми. А людей-то у нас в управленческом классе и нет.


Дмитрий: -Экономика ЕАЭС активно развивается. Но несмотря на препоны ЕС и США, дайте прогноз по скорости развития Евразийского Союза. Стоит ли нам в будущем ждать общую валюту?


Владимир: -ЕАЭС имеет огромный потенциал для развития: современные рынки деглобализируются, идёт образование сети локальных рынков, крупные страны создают вокруг себя сети из союзных стран и рынков.У России есть сразу и оборонительный, и несколько экономических союзов, и политический проект Союзного государства. Это очень хороший задел для того, чтобы стать одним из значимых мировых игроков в ближайшие десятилетия в мировом масштабе.


Конечно, пока ЕАЭС меньше и по населению, и по валовому ВВП на душу у стран участниц, чем ЕС, НАФТА, АСЕАН и ряд других объединений, но есть и перспектива роста экономики, перспектива подключения новых участников.
Конечно, уровень готовности элит всех стран — участниц ЕАЭС значительно отстаёт от потребности времени в быстром и качественном принятии решений. Элиты отстают от потребностей времени, живут в прошлом, когда необходимо строить будущее. Однако тенденции к построению серии локальных рынков носят долгосрочный характер, и будут продолжатся ещё много десятилетий, так что возможно ещё произойдёт смена управленческих страт на более качественные и компетентные.


Возникновение единой валюты, думаю, вопрос времени. Это обязательно произойдёт, однако, возможно, такая расчётная система будет иметь совершенно новый характер. За последнее десятилетие произошло взрывообразное появление и рост влияния электронных валют. Никто не возьмётся утверждать, что очередные десятилетия не принесут нам в этой сфере ещё больших сюрпризов.


Думаю, финансовые системы, банковские системы неизбежно будут сближаться не смотря на все попытки обособиться со стороны как национальных государств, так и со стороны старых финансовых центров. Все попытки отрезать региональных игроков от таких систем как Visa и Mastercard не приведут в долгосрочной перспективе ни к какому успеху сил, стремящихся играть старыми методами.


Происходит строительство нового мира. Не скажу, что более справедливого, нет. Но более технологичного, сочетающего всё большую глобальность и открытость миру и в то же время с обособлением отдельных зон влияния и контроля, привилегированных и непривилегированных зон. Это касается и людей, и стран, и рынков.


России стоит спешить с тем, чтобы построить себе новую экономику. Прежде всего — используя свои уникальные черты, способность объединять вокруг себя сложных игроков, проблемные активы и находить уникальные решения в мировом распределении труда. Формирование своей зоны интересов — это жизненная необходимость для России, и чем быстрее российские элиты поймут это и начнут действовать, тем более успешной будет судьба России в ближайшие десятилетия.
 

Автор: главный редактор Дмитрий Захаров


Сообщения из Facebook



Коментарии